Судьба скифского золота Крыма, которое находится на выставке в музее Амстердама с начала февраля и которое оказалось заложником политической ситуации, сложившейся после присоединения полуострова к России, так и не прояснилась. Срок экспонирования выставки истекает 31 августа, а вопрос «куда возвращать предметы искусства», которые оцениваются не менее чем в миллион евро, по-прежнему открыт. Украина настаивает на том, чтобы ценности были доставлены в Киев, так как они являются государственной собственностью Украины. В России считают, что экспонаты должны вернуться в Крым, иначе они де-факто будут считаться похищенными. В Голландии решение до сих пор не принято. Руководство амстердамского музея в замешательстве. Кому возвращать золото скифов: крымским музеям или киевским властям? У организаторов выставки есть обязательства и перед музеями, которые теперь находятся на российской территории, и перед Министерством культуры Украины.

Read more... )


что-то это мне напоминает. что-то такое аналогичное было между РФ и швейцарией. выставка выехала и не вернулась. не могу вспомнить детали, но этой мой личный склероз - случай известный.

а когда подумаешь, что сейчас в плане музейно-археологическом делается в той же Сирии (когда градами стреляют по монументу на Саур-Могиле - это одно, все-таки историческая ценность там никакая; символическая - другое дело; монумент на данный момент разнесен в прах; а в Сирии херачат прямо по римской и средневековой архитектуре...), что уже давно делается в Ираке... Ливию все еще не причисляю к лику археологических великомученников, потому что там музейные районы пока чудом остаются вне эпицентров разгула боевиков.

в Сабрате сейчас:
чо-то в италию хочется... очевидно, человек таки жив воображением. оно туда хочет, оно.

В 1909 году, когда Савинов отправился в Италию, ему было 28 лет. Почти ничего не меняя, кроме российского адреса, он мог бы повторить строки Осипа Мандельштама:

Где больше места мне – там я
бродить готов –
И ясная тоска меня не отпускает
От молодых еще воронежских холмов
К всечеловеческим – яснеющим в Тоскане.
...
Художник умер в блокадном Ленинграде в начале самого тяжелого для города 1942 года. Незадолго до смерти он принял участие в эвакуации Эрмитажа. Из-за нехватки времени драгоценные холсты нередко срезались с подрамников и сворачивались в трубы. Савинов взял на себя демонтаж произведений Рембрандта. Отказавшись от скоростного метода, он, истощенный голодом, несколько дней и ночей, лежа на полу, аккуратно вынимал старинные мелкие гвозди, крепившие холсты к подрамникам, и без единого повреждения упаковал шедевры любимого им великого мастера. Это и был его последний художественный акт любви и преданности искусству.


все самое драгоценное - придумано.
римские бани

В термах Диоклетиана одновременно могли мыться более 3000 человек. При термах было три тысячи ванн и три просторных бассейна с чистой, прозрачной водой. Такие колоссальные размеры сейчас вызывают большое удивление и восхищение! Можно себе представить, какую огромную популярность имели общественные бани в древнем мире! За вход римляне рассчитывались самой мелкой монетой.
В термах постоянно присутствовали торговцы едой и напитками. В бассейне с подогретой водой проводили время в беседах. Здесь читали свои новые стихи поэты, обсуждали политические проблемы. В зале с бассейном обычно стояли самые красивые скульптуры.
В отделке использовались мрамор, египетский гранит, порфир, мозаика на полу и на потолке. Рукомойники изготовлялись из серебра, иногда из золота.
В помещении, предназначенном для мытья, имелись медные тазы, мочалки, скребки и полужидкое мыло. Патриции обычно пользовались скребками из слоновой кости или из зубов гиппопотама.
Кроме того, в термах размещались библиотека, залы для занятий спортом и даже собственный амфитеатр, комнаты отдыха и залы для симпозиумов. Имелись красивые сады, украшенные павильонами и фонтанами.
Вода в термы Диоклетиана поступала по одному из ответвлений акведука Марция. До VI века функционировал легендарный древнеримский водопровод.


вот я сейчас вспоминаю всякие фильмы на римскую тематику, где так вроде бы тщательно воспроизведен тогдашний быт... и не могу вспомнить, чтобы хоть где-нибудь хоть как-нибудь показали бы вот это вот любимое римское времяпрепровождение: бани-как-культурный-центр. форумы, дворцы, колизеи, гладиаторы, колесницы, армия и тд - сколько угодно. а общественные бани - нет и нет. я думаю, отсутствие каких либо намеков на это в т.н. "историческом" кинематографе объясняется крайне просто и даже глупо: современный западный человек не понимает, что это такое. вообще не может даже представить себе, как это можно весь день провести в бане. и возможно даже считает это чем-то смешным. а рим - величественный. ergo: бан на бани в кино.
ударил кризис по древней греции

Originally posted by [livejournal.com profile] philologist at Закрыта лаборатория, занимавшаяся реставрацией фресок Акротири
Лаборатория по сохранению фресок, найденных во время раскопок Акротири (Санторин), работающая с 1967 года, была закрыта в связи с отсутствием финансирования. Со слов профессора Христоса Маринатоса, фрагменты фресок в настоящее время находятся в опасности. Они могут просто разрушиться.


Акротири. Фреска «Морская экспедиция»
Read more... )
«Памфила говорит, что он, научившись у египтян геометрии, первый вписал прямоугольный треугольник в круг и за это принес в жертву быка.»
Детективная история 1995 года о том как "международное еврейство" (в данном случае в прямом смысле:) вывезло - за крупную взятку - древнейшие списки ветхого завета из Дамаска в Израиль, с остановкой в Нью-Йорке.

Речь идет о списках датированных примерно 1000 лет до нашей эры. Впрочем, это уже не первый раз:

«The year the Bible Project began, 1958, was the year a priceless Hebrew Bible manuscript arrived in Jerusalem after it was smuggled out of Aleppo, Syria, by a Jewish cheese merchant who hid it in his washing machine. This was the 1,100-year-old Aleppo Codex, considered the oldest and most accurate version of the complete biblical text in Hebrew.»

С историографической точки зрения это все конечно очень интересно. Но все говорит за то, что дело тут не в историографии и прочих научных соображениях, а в чьих-то политико-религиозных представлениях о ценности и/или священном характере этих рукописей.
Некоторые рассуждения о влиянии реформизма на западное христианство, в контексте сравнения с историей религии в мусульманском мире. Довольно интересные мысли (автор перевел и издал то что осталось от эллинского философа Порфирия - который, еще до Юлиана Отступника, написал критику христианства в 15 томах и был старательно "забыт" последующей многовековой христианской историей).

Я поздно встал и на дороге
застигнут ночью Рима был.


---------

Read more... ) The Middle Eastern culture which spurred humanistic learning and scientific thinking remains a religious culture in a way that befuddles liberal Christians and secularists, and in a way that has not existed in the West since the decline and fall of Christendom in the Reformation. At least a part of our befuddlement stems from the fact that the Reformation is often seen by historians, not as a fall or a falling apart but as a rejuvenation of Christian culture. The persistence of misperceptions about what "happened" with the advent of humanistic thinking in the late Middle Ages stems from the view that the Christian reform was a "back to basics" movement— an attempt to restore biblical teaching and practice to the church rather than (as it was at its roots) a radical challenge to systems of religious authority, a challenge that would eventually erode even the biblical pillars of authority upon which the Reformation itself was based. Islam underwent no such change and entertained no such challenge to Koranic teaching; its pillars remained strong while those of Christianity, unknown even to those who advocated the reform of the church "in head and members," were crumbling.

To misunderstand the disjoining of Islam and Christianity as religious twins is, I would argue, the key to Western misunderstanding of the Islamic faith. The Christian reformation in the West (there was nothing remotely like it in the Eastern church, which, not coincidentally, provides a much closer analogy to Islamic conservatism) proceeded on the false assumption that knowlege of Scripture was ultimately compatible with human knowledge—discovery of the original meanings of texts, linguistic and philological study, historical investigation, and so on. Without tracing the way in which this assumption developed, the fragmented churches that exited the process of cultural, geographical, and denominational warfare between the sixteenth and the twentieth centuries proved the assumption false. Europe would never again be Christendom, and the New World would emerge as an archetype of the bifurcations, rivalries, and half-way compromises that the failure of religious authority had made necessary in the Old. By the end of the nineteenth century, liberal Christian scholarship, with its inherent historical skepticism, which did not spare even the divinity of the founder nor the sacredness of sacred scripture, was verdict enough on the marriage between humanistic learning and divine knowledge, as it was promoted energetically by the early Christian reformers. From the end of the eighteenth century to the present day, Christianity was a recipient religion, which found itself either at war with humanistic learning (as among the evangelicals from Paley's day onward) or, to use Berger's term, an accommodationist faith, whose role in the world seemed to be to accept the truths that culture provided and to express them, whenever possible, in a Christian idiom. Islam scarcely represented a "fundamentalist" reaction to contemporary culture, since the humanistic renaissance it sponsored was not implicitly a rejection of the structures of religious authority. Nor was the "accommodationist" option available to Muslims, since what constituted "secular" truth could not be equated with the prophetic truths of sacred scripture. Islam could only look at what Niebuhr once called the "Christ and Culture" debate with astonishment and as a debate that Christianity sooner or later must lose. To Western ears, Islamic talk of "decadence" seems offensive. In fact, it is an expression of the Islamic view that Christianity has lost the moral contest between secular culture and religious truth, Islam as a religious culture has not confused humanistic learning with the revealed word; accordingly, it has been spared—or in any event has avoided— the historical acids that have eroded biblical faith and Christian "culture" since the sixteenth century. Its methods of exegesis, legal reasoning, and political argumentation look peculiar and retrograde to the Westerner precisely because the Westerner—whether a liberal Anglican or an evangelical Christian—stands on the other shore of a sea that Islam has not chosen to cross. It is small consolation to those who yearn for a restoration of Christian values or biblical religion that Christianity did not mean to cross the sea of faith either, or at least had expected, in embarking on its intellectual journey during the Renaissance, to find God on the other side. Read more... )

---------



И чтоб напомнить, что такое был еще не так и давно этот самый "разъедающий основы" библейский критицизм (то-бишь критика) и беспомощное противостояние оному, приведу содержание случайно попавшейся на глаза американской книги 1902 года:

Read more... )

Фрагмент фрески из г.Кноссоса на Крите

Read more... )
«Most Westerners who are not simply islamоphobes are willing to acknowledge where our system of numerical notation comes from; where algebra got started; how Aristotle was saved from puritan schoolmen in the Middle Ages; indeed, where scientific thinking in a number of disciplines originated.»

- R. Joseph Hoffmann (foreword to "Why I am not a Muslim")

------

Плохи дела, если эти элементарные вещи теперь приходится "признавать". Распространение за последние десятилетия агрессивного политического ислама здорово испортило воздух.

Вот так живешь себе, выглянешь в окно - а мир уже совсем другой, чужой.
Так видел мир древний грек Геродот:



Андро-фаги - то-бишь поедатели людей - по его сведениям жили на севере Европы ;)
«Iranian authorities should immediately free pastor Yousef Nadarkhani and drop all charges against him, Human Rights Watch said today. Nadarkhani, who has been charged with apostasy and is in Rasht prison in northern Iran, faces possible execution.
...
Court officials told him that he had three opportunities to renounce his faith and embrace Islam. The last of the three court sessions, on September 28, ended with Nadarkhani refusing for the third time to recant. A Supreme Court ruling in June had overturned an earlier death sentence against Nadarkhani for apostasy, and ordered the lower court to conduct additional investigations to determine whether Nadarkhani was willing to renounce his Christian faith to avoid execution.
...
Nadarkhani’s lawyer told Human Rights Watch that his client converted to Christianity at the age of 19, and that prior to that he did not consider himself a Muslim or an adherent of any religion.
»

-----

А вы говорите Джордано Бруно или там Юлиан Отступник - древняя история. Ничего не древняя. Айфоны беспомощны и ядерная энергия пособничает муллам. Суверенная демократия же.

Интересно, как долго иранцы будут еще терпеть это мракобесие? Полагаю, это в основном вопрос экономического уровня населения: покуда прослойка очень бедных и очень тупых будет достаточно толстой, режимчег будет держаться. А потом с шумом рухнет. Так что будущее все-таки за айфоном ;-/

-----

Ibn Warraq (псевдоним) : Why I am not a Muslim (пдф)

Read more... )
«Based upon research over the past half century, there has been a growing recognition that a number of mathematical models used by Copernicus had originally been developed by Islamic astronomers. This has led to speculation about how Copernicus may have learned of these models and the role they played in the development of his revolutionary, heliocentric cosmology. Most discussion of this connection has thus far been confined to fairly technical issues related to these models; recently, though, it has been argued that the connections may go deeper, extending into the physics of a moving Earth and the way in which astronomy itself was conceived. The purpose of this article is to give an overview of these possible connections between Copernicus and his Islamic predecessors and to discuss some of their implications for Copernican studies.»

- Copernicus and his Islamic Predecessors: Some Historical Remarks 2004
- библиография


«Далеко не все отделы всемирной истории одинаково разработаны. И прежде всего существует громадная разница в этом отношении между западноевропейской и восточноевропейской историей. Изучение последней шло гораздо медленнее; во всех отделах истории, которые не имеют ближайшего отношения к Западу, господствует много произвольного и не обоснованного на тщательной обработке материала, который к тому же не вполне общедоступен, а частью и не издан. Вследствие этого постепенно получавшие в науке преобладание теоретические построения о ходе всемирной истории оказываются не совсем пригодными к разъяснению событий восточноевропейской истории. Сказанным объясняется необходимость особой главы, которая должна служить введением в историю Византии.»

- Ф. И. Успенский. История Византийской империи 1912
Прикасаясь к изучению очень древних цивилизаций, возникает ощущение замкнутости во времени - когда-то существовала совершенно иная реальность, но современность давлеет и кажется непреодолимой в своей данности. Расширения сознания через прикосновение к иному совсем не получается, а получается неприятно яркое осознание западни.
«Хотя Юлиан с раннего детства был склонен к почитанию богов и, по мере того, как он мужал, в нем становилась все сильнее эта потребность, из-за разных опасений он отправлял относящиеся к богопочитанию культы по возможности в глубочайшей тайне. Когда же исчезли всякие препятствия, и он видел, что настало время, когда он может свободно осуществлять свои желания, он раскрыл тайну своего сердца и издал ясные и определенные указы, разрешавшие открыть храмы, приносить жертвы и восстановить культы богов. 3. Чтобы придать бóльшую силу своим распоряжениям, он созвал во дворец пребывавших в раздоре между собой христианских епископов вместе с народом, раздираемым ересями, и дружественно увещевал их, чтобы они предали забвению свои распри и каждый, беспрепятственно и не навлекая тем на себя опасности, отправлял свою религию. 4. Он выставлял этот пункт с тем большей настойчивостью в расчете, что когда свобода увеличит раздоры и несогласия, можно будет не опасаться единодушного настроения черни. Он знал по опыту, что дикие звери не проявляют такой ярости к людям, как большинство христиан в своих разномыслиях. Часто он говорил: «Слушайте меня, кого слушали аламанны и франки», думая что он подражает изречению императора Марка (Аврелия). Но он не замечал, что положение было совсем иным. 5. Рассказывают, что когда Марк Аврелий на пути в Египет проезжал через Палестину, то, испытывая отвращение к вонючим и нередко производившим смуты иудеям, скорбно воскликнул: «О маркоманны, о квады, о сарматы! Наконец я нашел людей хуже вас».»

- Аммиан Марцеллин, Римская история, XXII, 5

Read more... )
Много шума по поводу хиджаба - мусульманского покрывала у женщин. При этом в православии ведь тоже предписан этот самый платок, закрывающий волосы. Потому что и ислам, и христианство - абрамические религии, и мне просто лень вникать сейчас на каком таком книжном основании (Тора, надо полагать) основана эта история с покрыванием головы. Все знают, что православные ортодоксы считают платок в храме обязательным атрибутом (и еще что в штанах женщинам нельзя туда заходить, а только в юбках). А у ортодоксальных мусульман - где все намного хуже в этом смысле - такого рода предписания распространяются вообще на все социальное пространство, а не только в храме.

Всякий книжный текст подлежит интерпретации - и всякий толкователь, или группа толкователей, в любом случае будет говорить, что именно он знает, что именно хотело сказать некое прописанное "слово божье". В США Библия до сих пор вполне официально считается священной книгой.
По стечению обстоятельств посмотрела вчера два плохих фильма (то что я называю "голливудское фуфло" - коим тем не менее окормляются миллионы), которые очень меня впечатлили.

А впечатлили они меня запредельным совершенно градусом Варварства. Аж мурашки по коже.

Первый фильм попался по тв в процессе заппинга и привлек замечательной съемкой туристического Рима. Оказалось, что это блокбастер по мотивам безумного совершенно американского бестселлера Дана Брауна "Ангелы и Демоны" (это такое удачное продолжение к "Коду Да Винчи", кажется).

Read more... )

Едва прийдя в себя от этих месседжей, угораздило меня взяться смотреть испанский мега-бюджетный фильм 2009 года - Агора - про становление раннего христианства в римской империи и трагическую смерть известной неоплатонической философини и математички Гипатии.

Read more... )


Не думаю, что инкорпорация иконописных мотивов в советскую революционную живопись это какая-то непонятная случайность. Совершенно сознательно (а может быть точнее сказать - инстинктивно) все делалось и "донести до масс" желали именно религиозный аспект революции - Новая Вера.

(источник)

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 18th, 2017 07:05 am
Powered by Dreamwidth Studios